2.Site-logo
RIGA DANCE SCHOOL
SINCE 1998

Автор: Андрей Колобаев

Газета: «Семья» №25 2004 г. | июнь 2004 года

 

Свой собственный, неповторимый, оригинальный стиль — вот что отличает шоу-балет «Тодес» от прочих танцевальных коллективов в России. Вот уже 17 лет он пользуется феноменальным успехом у публики. И все эти годы бессменным вдохновителем, генератором идей и руководителем является Алла Духова.

— Алла, вам удалось создать коллектив, с которым мечтают работать все звезды нашей эстрады. А с чего все начиналось?
— С того, что моя мама категорически была против того, чтобы ее дочь стала танцовщицей. Мы жили в Риге. В раннем возрасте меня отдали в музыкальную школу по классу фортепиано, а рядом был танцкласс. Помню, после уроков я часами просиживала там, наблюдая за каждым движением, а придя домой, вставала возле большого зеркала и повторяла увиденное. После десятого класса я познакомилась с девочкой из цирковой семьи, просто заболела цирком и уехала с труппой на гастроли в качестве артистки кордебалета.
— Это правда, что в цирке вы танцевали со слонами?
— Еще как! Даже делала шпагат между двух слонов! Однако на одном из первых выступлений я получила перелом лодыжки, и из цирка пришлось уйти. Какое-то время работала продавцом в магазине, дворником… До тех пор пока однажды не поехала в юрмальский пионерский лагерь, где стала учить детей танцам.
— Как вам пришла идея создать свою труппу?
— Мечта была давнишняя. Еще когда только начинала танцевать, все время рисовала себе в грезах: огромная труппа, балет, причем обязательно какой-то необыкновенный. Какой, я не знала. Понятия не имею, чем бы сейчас занималась, если бы не одна романтическая история. Я тогда работала в Риге с коллективом эстрадного танца «Эксперимент». И как-то на фестивале в Паланге мы, четыре юные девушки, познакомились с четырьмя питерскими ребятами. Это были уличные брейкеры — самая настоящая 15-16-летняя шпана, но талантливые необычайно. Называлась команда «Тодес». И вот на одном из молодежных фестивалей директор Северо-Осетинской филармонии предложил нам объединиться и поработать профессионально. Руководителем выбрали меня.
— Почему именно вас?
— Наверное, потому, что у меня уже был небольшой опыт руководителя и хореографа. Месяц мы ломали голову, как называться. Перебрали тысячи вариантов. Когда дошли до «Эвереста», поняли, что пора «спускаться на землю». Поскольку времени на размышление больше не осталось (надо было срочно печатать афиши), остановились на ребячьем варианте. Слово «тодес» означает сложный, рискованный элемент в фигурном катании.
— А при чем здесь романтическая история?
— Не знаю, решилась бы я оставить Ригу, если бы очень «кстати» не влюбилась в одного из брейкеров. Ведь у меня к тому времени все складывалось замечательно. Каждый день был расписан буквально по минутам: репетиции, школа танца, пять студий аэробики. Моей зар-плате мог позавидовать директор завода. Но… Я влюбилась в Вячеслава Игнатьева без памяти. Мы были вместе шесть лет. Потом решили расстаться. Трудно складывалось: я — руководитель, он — подчиненный. Впрочем, у нас и нынче отличные отношения, мы дружим и работаем вместе.
— Ваш старший сын от него?
— О, нет. После Вячеслава я снова влюбилась и вышла замуж. Муж был хороший программист, мечтал уехать в Америку. Что, собственно, и сделал. Уехал, когда я была беременна. Я страшно переживала. Правда, он звал с собой, но здесь родные, друзья, «Тодес». Коллектив только-только встал на ноги, начало получаться. Я не смогла…
— Расскажите о том времени, когда от сольных танцев коллектив перешел к подтанцовкам, балетному сопровождению «звезд» первой величины, то есть приобрел свой нынешний облик.
— Примерно через год после того, как мы собрались, «Тодес» полтора месяца выступал в большом гастрольном турне, где было много знаменитостей. Первой на нас положила глаз София Ротару. Она частенько заходила за кулисы и смотрела, как мы готовимся. И к концу гастролей сказала мне: «Аллочка, не хотите ли поработать лично со мной?» Нужно было не только обеспечить сопровождение песен, но и заполнять паузы между номерами, пока она меняет костюмы. Обязательное условие — «не ходить налево». Мы начали работать и проработали вместе целых пять лет. Это был замечательный творческий период. София Михайловна показала, какой должен быть уровень профессионала: 144 концерта за 37 дней, переезды, подготовка сцены, умение владеть залом. Потом мы расстались. И нас снова подобрали (смеется). Сначала Валера Леонтьев, потом Кристина Орбакайте. А после огромного сольного концерта, приуроченного к десятилетию «Тодеса» (говорили, он наделал много шума), мы вообще (опять смеется) «пошли по рукам».
— Интересно, какова была творческая кухня? Вам давали идеи, которые нужно воплотить в танце, или полностью доверялись вам?
— Например, София Ротару мне полностью доверяла. Но поскольку мы жили в разных городах и воссоединялись только в гастрольных поездках, то сотрудничество строилось так: она присылала музыкальный материал, а я ставила танцевальные композиции. В основном все доверяли. Никто ничего не навязывал — это точно.
— Как складываются отношения с аналогичными коллективами, коллегами по цеху, или, иначе говоря, конкурентами?
— В стране очень много талантливых танцовщиков, постановщиков, хореографов. Но здесь уникальный случай: в нашем жанре аналогов «Тодесу» просто нет. Значит, нет и конкурентов. Вы посмотрите, какие у нас объемы! Шестьдесят человек в труппе. Это основной состав, не считая тех, кто им дышит в спину. Программы новые выпускаем каждые полтора года. Специально открыли студии-школы, чтобы готовить замену и танцовщикам, и хореографам, и репетиторам. У нас уже 15 филиалов по всей стране — в Екатеринбурге, Новосибирске, Минске, Киеве, Риге. Ну и конечно, самая большая школа — в Москве.
— Можно ли сказать, что Алла Духова является поставщиком танцевального сопровождения в высшем эшелоне отечественного шоу-бизнеса?
— Да, это так!
— Кто вам шьет костюмы?
— Когда-то это делал Валя Юдашкин. Потом мы столкнулись с проблемой — нужен был специалист, знающий особенности, нюансы именно танцевального костюма. Ребята не дефилируют по подиуму, а много двигаются, задирают ноги очень высоко, делают всевозможные трюки. Костюм должен быть и зрелищным и красивым, в то же время чтобы он не сковывал движения, должен быть легким в перевозке. Мы нашли такого художника — это Наташа Чистова. Она известный мастер, плотно работает с цирком на Цветном бульваре, много шьет для зарубежных шоу.
— Вы где чаще бываете — в Риге или Москве?
— Разрываюсь. В Москве я работаю, а в Ригу езжу домой. И одинаково люблю оба этих города — ведь в каждом из них я веду абсолютно разную жизнь.
— У вас есть латышское гражданство?
— Нет. Пока. Жизнь такая суматошная, разъездная, что просто некогда. Да это и непринципиально. Мы в Латвии часто и с огромным удовольствием выступаем, собираем полные залы, зрители и русские и латыши — примерно пополам. Вообще там у меня полно знакомых, друзей, одноклассников. Да и семья живет в Риге.
— Кстати, расскажите о ней поподробней.
— Семья большая. В нашем доме (он расположен в одном из самых дорогих рижских районов — Межапарке) живут целых два семейства — мое и моей сестры Дины. У нее и ее мужа Аркадия четверо детей, у меня двое: 8-летний Володя от первого брака и 7-месячный Костя. Поэтому в доме все время шум и суматоха, полно гостей. Володя ходит в музыкальную школу, занимается каратэ, теннисом, английским. Пока не танцует. Пробовал в пять лет — не понравилось. Сейчас хочет, но нет времени.
— А в Москву перебраться не думаете?
— Собираюсь. Не так давно купила квартиру, но до благоустройства руки еще не дошли.
— А нынешний ваш муж чем занимается?
— На данный момент я не замужем. Уже (смеется). У артистов это быстро происходит.
— Не секрет, что многие популярные наши шоу-певцы не всегда, мягко говоря, дружат друг с другом. Это не сказывается на отношениях с вами?
— Никоим образом! Лично я в прекрасных отношениях со всеми.
— С кем из звезд было наиболее приятно работать?
— Со всеми. Но выделю Кристину Орбакайте. С ней легко. Она в прошлом «балетная». Может станцевать любую мою фантазию. Валерий Леонтьев — суперинтеллигентный человек, трудяга. И Филипп — он просто умница, и какой напор!..
— Где вас лучше принимает публика — в России или за рубежом?
— Знаете, везде встречают так, что плакать от счастья хочется — с такой любовью, благодарностью. И ребята, конечно, выкладываются от и до. Я их всегда воспитывала на примере профессионализма Валеры Леонтьева, которым нельзя не восхищаться. Где бы он ни выступал, в ДК на двести человек или на стадионе, он всегда работает с сумасшедшей самоотдачей, энергетикой, отдавая всего себя без остатка. Наверное, потому мы столько лет и держимся на плаву, нас зовут и зовут на гастроли, что стараемся работать.
— Ходят слухи о вашем американском контракте.
— Действительно есть предложение и очень-очень серьезное. Если все состоится, тьфу-тьфу-тьфу, то не сомневаюсь, мы шагнем вверх еще на ступеньку. Но давайте не будем загадывать.
— Как известно, жизнь даже самых профессиональных артистов не обходится без накладок, нестандартных ситуаций — смешных, трагикомических?
— Всякое бывает. Комическое и не очень. Бывает, начало концерта, а костюмы не привезли. Выступаем, кто в чем может. Иногда ребята на сцене получают травмы, были случаи, и с переломами выступали. А что касается смешного, то это лучше у них спросить. Ведь я им запрещаю делать так называемые «зеленые» концерты. Это когда тур идет к концу, они расслабляются и начинают шутить, капустничать. Шутите, но чтобы зритель этого не заметил. А это у них получается не всегда. Я стращаю, говорю, что оштрафую. Так они стараются это делать, когда меня нет на гастролях, а потом, умирая от смеха, взахлеб сами же мне и рассказывают. Вот, например, Саша Глебов иногда такие трюки откаблучивает, что вылетает со сцены. Представляете, танцор падает в зрительный зал! Хорошо, еще никого не изувечил.
— Я заметил, что ваш любимый цвет — черный. Это потому, что вы строгий начальник?
— Просто я считаю, что он мне идет больше всего. Хотя в моем гардеробе есть и другие любимые цвета — и красный, и розовый, и белый.
— Вы любите готовить?
— Когда-то, давным-давно (когда после школы уехала работать в цирк), я умела варить картошку, легкий супчик овощной, геркулесовую кашку, жарить яичницу. И все! Но что такое цирковая гостиница, можете себе представить? Общая кухня, изобилие кулинарных рецептов всех стран и народов. Меня научили печь блины, готовить манты. Так что вскоре я вполне могла работать чуть ли не шеф-поваром. Поэтому в течение многих лет ежедневно наш дом был полон гостей и каждый день я накрывала стол. Готовить я люблю и готовлю вкусно. Правда, в последнее время совсем обнаглела, потому что некогда. И слава Богу, что могу сейчас себе позволить помощника по дому. Тем не менее как только чуть-чуть освобождаюсь, тут же лечу к плите. Варю любимое блюдо моего старшего сына — пельмени, пеку вкусную пиццу, готовлю фирменные бабушкины борщ, котлеты. Еще меня научили, и я с удовольствием выпекаю настоящие осетинские пироги с картошкой и сыром.
— А каких диет придерживаетесь?
— С диетами дела обстоят так. Я пытаюсь правильно сочетать продукты и — железный закон — не ем после шести.
— Как же презентации, послеконцертные банкеты, без которых немыслим шоу-бизнес?
— Чуть-чуть выпью вина. И все!
— Вы принципиально сами машину не водите?
— Что вы! Просто у меня был печальный опыт вождения. Права есть, я честно ходила к инструктору. Но так получилось, что я была не готова сесть за руль, а пришлось. Дело в том, что мой водитель, которого потом я, разумеется, уволила, умудрился между репетициями выпить и довольно изрядно. Я заметила это, только когда моя машина, только что купленная новенькая «Вольво», хорошенькая такая, блестящая, стала по рижским улицам выписывать немыслимые кренделя. А у меня встреча была очень важная, опаздывать было нельзя. Пришлось за руль сесть самой и первый раз одной, без инструктора, помчаться. Ну, и моментально чуть не смела? троллейбус. Разбила фару, ехала дальше, плакала, руки так тряслись, что не в состоянии была припарковать машину. Вот с тех пор я за руль ни ногой. Хотя нет, один раз, правда, села. Участвовала в авторалли.
— Неплохая интрига. И?
— Это было шутливое ралли звезд. Причем женское. Я сказала, что не поеду ни за что. Лолита, Ира Салтыкова и Оля Орлова (все они просто прекрасные лихачки) уговаривали: мол, автоматическая коробка передач, рядом штурман, давай, не ломайся. Короче, уломали. И только когда я — как слепая черепаха — стала подъезжать к старту, все поняли, что я не капризничала. Зрелище было — то еще! В итоге я, конечно, добралась до финиша, но из-за меня, наверное, банкет пришлось отложить минут на тридцать. Зато я была счастлива.
— Где и с кем предпочитаете отдыхать?
— С семьей — на горных курортах Австрии или Швейцарии. Вообще я трусиха по большому счету, не адреналинщица. Боюсь высоты. Когда спускаюсь на горных лыжах, обязательно гашу скорость. Но очень люблю ощущение, что я в итоге преодолела преграду. Поэтому и лезу в горы…
— Чтобы на протяжении многих лет держать в узде такой огромный коллектив, мало таланта хореографа, необходим еще характер жесткого полководца. Откройте секрет: как вам это удается?
— Палочная дисциплина (улыбается). Штраф — 10 долларов за курение в помещении студии и за оставленные в раздевалке вещи. Мы дружим, но на работе — никакого панибратства. Ребята четко знают, что можно, что нельзя.
— А как вы боретесь с излишним весом ваших танцоров?
— Разговор короткий. Не увольняю, убираю со сцены, пока не похудеют. Есть такое понятие — профнепригодность. Правда, таких случаев единицы, потому что они трудяги, каких поискать, и мы стараемся строить отношения исключительно на любви друг к другу. У нас семейная атмосфера, поэтому от нас редко уходят…
— То есть никакой «дедовщины» нет?
— В хорошем смысле есть. Еще несколько лет назад я была и администратором, и руководителем, и хореографом, даже художником по костюмам в одном лице. Теперь у меня есть команда профессионалов — менеджер, репетиторы, очень талантливые ребята-хореографы. Скажем, некоторые в нашем шоу-балете уже 14 лет, а у меня сейчас нет возможности ездить на гастроли, я сижу тут — постановочная и организаторская работа. А эти ребята выполняют часть моих функций: кто-то руководит процессом на гастролях, кто-то преподает, на ком-то — обязанности администратора и т.д. У меня замечательная команда, без которой я бы ни за что не справилась.
— В «Тодесе» работают не только за деньги?
— Конечно, нет. Хотя у ребят нормальные зарплаты. Они не жируют, но на нее можно прожить, а это очень важно.
— Тем более что рацион у них ограниченный?
— Да им есть некогда! Один, максимум два раза в день. Все время репетиции или концерты. Перед репетицией нельзя, после — не хочется, перед концертом нельзя, после — опять не хочется.
— Когда же они отдыхают?
— Мало. Двадцать дней в январе и двадцать в июле, остальное время мы работаем без выходных вообще. На личную жизнь ни у кого фактически нет времени.

— Внутри «Тодеса» складываются семейные пары?
— Да, конечно. И есть даже дети. У нас здоровый коллектив. Если брать сексуальную ориентацию, то все нормальные люди.
— Часто вливается «свежая кровь»?
— Безусловно. Первоначально наша школа танца создавалась для постоянного пополнения основной труппы. Но получилось так, что к нам теперь практически невозможно попасть, и люди приходят не только для получения профессии, но и чтобы просто раскрепоститься, научиться общаться, в конце концов прекрасно двигаться на дискотеке. Так что к нам приходят для разных целей, возраст колеблется от 4 до 47.
— А как попасть в основной, солирующий состав?
— Трудиться надо. И много.
— Что больше играет роль — природные данные или личный труд?
— Бесспорно, природа существенна, но без каждодневной пахоты результата не будет. Стоит расслабиться, и все — ты тяжелеешь, и это сразу ощущается. На сцене видно все.
— Ваше мнение: существуют ли возрастные ограничения для танца?
— Главное, быть в форме, тогда и в 50 все можно. Посмотрите на Майю Плисецкую.
— Говорят, в последнее время появилось много «подделок» под «Тодес». Печатают объявления: якобы солисты или экс-солисты балета открывают школу, студию?
— Эти аферисты ничего общего с нами не имеют. Правда, в такие моменты понимаешь, насколько ты популярен, насколько высоко оценивают твою работу. С другой стороны, обидно, когда нами прикрывают неизвестно что, попросту дискредитируют.
— Алла, вы по знаку зодиака Стрелец — то есть «человек увлеченный, сильный, не боящийся экспериментов, штурмующий новые вершины, несколько авантюрный по складу характера». Ваши лидерские качества не мешают вам в обычной жизни? Многие мужчины избегают сильных женщин.
— Естественно, мешают, хотя в быту я очень спокойная, не давлю, потому что все силы уходят на работу. У меня был один официальный брак и два гражданских. Не знаю, нужно ли об этом писать. Не хотелось бы выглядеть ветреной особой без постоянных привязанностей (смеется). Карьера действительно не способствовала укреплению семьи. Я занята с утра до поздней ночи. Нет выходных, нет возможности планировать свою личную жизнь, все непредсказуемо. Безусловно, найти человека, который поймет и примет такой образ жизни, тяжело. Что поделаешь.
— Какое место на сцене занимает для вас эротика?
— Знаю одно — танец должен вызывать у зрителя только положительные эмоции. Это может быть приятная меланхолия, а может — мощный энергетический заряд. Но ни в коем случае не должно быть агрессии или пошлости. Такие вещи надо уметь чувствовать. Меня вдохновляют любовь и красота.
— Не хотелось бы сделать что-нибудь в ныне модном жанре мюзикла?
— Творческих планов очень много, и мы еще удивим наших зрителей обязательно. Это будет не мюзикл, конечно, мы ищем новые формы. Всегда очень хочется сделать свое и ни на что не похожее. Когда будет готово, мы обязательно покажем. Но пока не буду раскрывать секретов.
— Алла, в заключение не могу не спросить: вы счастливый человек?
— Абсолютно счастливых не бывает. Я всегда говорю про себя, что очень счастлива, но при этом, разумеется, отчасти лукавлю. Какого-то важного звена все время не хватает. Наверное, так природой заложено, чтобы у человека всегда была неудовлетворенность, а значит, цель. У меня она всегда есть. Например, давно живу мечтой построить в Подмосковье деревню «Тодес». Землю уже присмотрела — в живописнейшем месте, лес вокруг, рядом чистый водоем. Хочу, чтобы там были современный балетный зал, бассейн, общежитие для ребят: хватит им скитаться по чужим квартирам. На все это нужны большие деньги, которых сейчас нет. Но, думаю, все получится. Я оптимист.
— Чего бы вы еще хотели добиться?
— Открыть собственный театр. Покорить мир. И родить еще одного ребенка — девочку.